fbpx
Сегодня
Репортаж 14:30 11 Апр 2022

Люди пережили гуманитарную катастрофу, преступления оккупантов и ежедневные бомбардировки — репортаж из сел вблизи Иванкова

English version here

Фото: Рубрика

Фото: Рубрика

40 дней без поставок еды, в оккупации и блокаде, под обстрелами рашистов и с тысячами единиц техники в десятках метров от домов. В такой реальности жили тысячи людей в Иванкове и ближайших селах, которые одними из первых встретились с "русским миром" во время полномасштабного вторжения запоребриковых. 

После отступления тех россиян, которые не успели в Украине стать "хорошими", в Иванков и ближайшие села начала доходить гуманитарка. С одним из таких гуманитарных грузов от благотворительного фонда BGV Charity Fund журналист "Рубрики" проехал более 5 сел и собрал общую картинку того, что происходило с ними в оккупации.   

іванків окупація

Указатель неподалеку от Иванкова

Немного о дороге

Чтобы доехать до Иванкова, расположенного в 80 км от Киева, приходится делать значительный крюк через юг области. Там дорога свободна, а сложности испытывает только 20-тонная фура, которой не просто проезжать извилистые блокпосты. 

По дороге цепляем границу с Житомирской областью — проезжаем неподалеку от Радомышля, а дальше уже встречаются артефакты войны. Прямо на дороге торчит неразорванный снаряд. 

іванків окупація

Неразорванный снаряд на дороге в направлении Иванкова

За окном разбитые крыши домов возле железнодорожного переезда. 

На подъезде к месту, где фура должна разгружаться, возле местного сельсовета уже стоит очередь людей за гуманитаркой. Через час волонтеры уже выгружают им первую партию еды.

іванків окупація

Люди в очереди за гуманитарной помощью в Шпиле

Выходишь на трассу — сразу стреляют

Село Шпили. Несколько километров до Иванкова и совсем близко к трассе, где стояли рашисты. 

"25-го (февраля) утром орки уже были здесь, на трассе. А ушли дня четыре назад", — говорит местный житель Виктор. 

Рассказывает, что когда те только начали идти по трассе, то для запугивания, или для развлечения, расстреляли из танка один из домов, который стоял на краю села. 

іванків окупація

Дом залатали хозяева. От больших разрушений спас хлев, полностью разрушенный

"Поставили у трассы свой контрольный пункт. Выходишь на трассу — сразу стреляют. Тех, кто хотел выехать на машинах, расстреливали. Сказали, что если будем им мешать, то приедут и сожгут село", — рассказывает Виктор. 

Базироваться орки зашли в местный лесхоз. Там стояли танки и другая техника. А то, что было в самом лесхозе, разворовали. Забрали и тракторы. Ими они рыли себе траншеи и тайники для танков. А потом заминировали территорию лесхоза. 

іванків окупація

Огневая точка рашистов

Владимир, работающий на территории лесхоза, говорит, что никто из работников туда пока не заходил, боятся растяжек.

"У нас один лесничий хотел пройти через лес и взорвался насмерть, сегодня хоронили. Мин полно, растяжек полно. Даже на кладбище возле могил заминировали", — говорит Владимир. 

іванків окупація

Остатки гильз от снарядов остались там, где стояли орки. Но самое страшное — мины и растяжки

Мужчины рассказывают, что вся трасса была занята техникой оккупантов. Когда по колонне били наши военные, впоследствии прилетали русские вертолеты, вероятно забирали тела. В селе говорят, что их сжигали неподалеку. Однако подтверждений пока нет.

Внучка просит купить ей много батонов

"Они нас так оккупировали, что мы с первого дня без еды. Нам нельзя было никуда выехать: ни за продуктами, ни в больницу. Люди умирали, много людей. Инсульты, инфаркты… Медикаментов у нас вообще не было", — говорит еще одна жительница Шпилей Татьяна.

іванків окупація

Татьяна (слева) рассказывает о тяжелых днях в оккупации

"Да зажали, что никак не уедешь. А как поедешь, то пулю в лоб получишь", — подхватывает разговор другая женщина. 

Когда одной из женщин в селе нужно было рожать, ее переправили в Иванков на лодке. Через несколько дней так же вернули назад уже с ребенком. Все прошло успешно. 

Местные рассказывают, что едой делились между собой, а мужчины ловили рыбу в реке и раздавали соседям. 

"Мне внучка говорит: "поедем в Иванков и купим много батонов". Не просит ни конфет, ни шоколадок. Говорит: хочу хлеба", — рассказывает со слезами Татьяна.

іванків окупація

Мама с дочкой ждут, чтобы получить детское питание

 Буряты ходили и говорили: "Девочек нам"

Село Феневичи. Трасса, на которой стояли орки, проходит почти через все село. Большую часть времени, говорят местные, там стояли буряты и российские контрактники. Еще в начале оккупации россияне убили несколько жителей села. А потом прибегали к грабежам. Разворовали местную школу и дома людей.

іванків окупація

Разрушенный дом в Феневичах

Молодую девушку Оксану родители прятали в доме и не разрешали выходить на улицу. 

"Буряты ходили по селу и говорили "девочек нам", — рассказывает Оксана.

іванків окупація

Оксана (слева) возле сельсовета в Феневичах

От тотального мародерства и насилия над людьми, говорят селяне, Феневичи спасла староста Галина Козаченко. 

"Благодаря нашей старосте, Галине Ивановне, у нас была наша власть. У нас над сельсоветом, флаг не менялся", — говорят местные.

іванків окупація

Галина Ивановна руководит приемом гуманитарки

И добавляют, что когда однажды над местной школой орки повесили трехцветную тряпку, пришла Галина Ивановна и вернула на место украинский флаг. 

Школу же разграбили. Забрали электрические чайники и термосы… Также у жителей похищади машины, сожгли местный магазин. 

Оксана, с которой общаемся, стоит рядом с очередью за гуманитарной помощью вместе с отцом. Ей неловко. Об этом она говорит и сама:

"Дают тебе еду, и ты чувствуешь себя как-то униженно. У нас есть возможность купить, есть деньги на карточке, но как эту карточку использовать… Просто негде купить продукты…"

іванків окупація

С питанием в селах стало проще, когда пошли гуманитарные грузы

"А вы что, нас не боитесь?"

Далее о своей встрече с запоребриковыми оккупантами рассказывает сама Галина Ивановна:

"Наверное, сила любви к этим людям (показывает на очередь у сельсовета, — ред.) добавила мне смелости. Я знаю, что они все за моей спиной, что все беззащитны и все хотят жить. Мне главное было сохранить их жизни. У нас нечем было воевать. Геройство показывать было невозможно. Мы его показали тем, что правильно себя вели и остались в живых.

25 февраля я поехала на велосипеде по селу посмотреть, все ли люди живы или никому ли не нужна помощь. Увидела, что по дороге идет табун российских военных. Я выложила все телефоны. Сказала своим, что если не вернусь, отнесете телефоны домой. 

іванків окупація

Так Галину Ивановну благодарят местные жители за ее смелость

Подъехала к ним и говорю: что это у вас здесь за сборище? У них глаза по 5 копеек. Спрашивают: "чего вы здесь ездите, вы не боитесь?" Я говорю: "если вы меня не боитесь, то и я вас не боюсь".

Начала говорить с их главным. Я говорю так: раз ты главный, то держи порядок у себя, а это будет моя территория и в село не заезжайте. Сразу показала ему, что здесь я хозяйка. Как-то у меня получилось найти слова к этим извергам, по-другому сказать не могу. Главный дал слово, что в село они заходить не будут, если мы их не будем трогать".

18 детей жили в подвале

Запрутка. Еще одно село, где стояли орки. В отличие от других, здесь они были непосредственно в селе, ходили по домам, и, говорят местные, совершали преступления. В частности, изнасиловали двух несовершеннолетних девушек. Это позже подтвердит и руководство Иванковского поселкового совета.

іванків окупація

Сожженная гражданская машина

Нина переехала из оккупированной Запрутки немного вглубь на хутор. Надеялась, что туда оккупанты не дойдут. Но, рассказывает женщина, россияне ходили по хутору, забирали у местных машины. 

Но самое страшное, по ее словам, это тотальное уничтожение близлежащих сел — Жеревполье, Тетеревское, Подгайное.

"По три самолета утром, днем ​​и вечером, как по расписанию. Каждый самолет сбрасывал по 2 авиабомбы. Всего 6 раз. За 22 дня я больше трехсот насчитала. Уже и перестала считать", — говорит Нина.

іванків окупація

Нина рассказывает о ежедневных бомбардировках

В селе несколько версий причины такого уничтожения населенных пунктов. По одной из них, орки боялись, что им перережут путь к отходу. По другой — просто сбрасывали бомбы, чтобы не бомбить большие населенные пункты.

Наслідки бомбардувань

Последствия бомбардировок

Детей из ближайших сел госпожа Нина спасала в погребе дома, где она жила. Всего там жили 18 детей, говорит женщина. И это в условиях практически полного отсутствия пищи.  

"Пока мука была, пекла детям оладушки. А потом мука кончилась. Дети забегают в дом, говорят: дай оладью. А я говорю: нет, детки…", — рассказывает Нина. 

Выходили 4 дня по 500-700 единиц

По словам Нины, в какой-то момент орки сели в машины и торопливо покинули Запрудку. 

Работники одного из частных хозяйств поблизости рассказывают, что техника оккупантов выходила с Киевщины 4 суток. Ежедневно по 500-700 единиц За все время это по меньшей мере 2000 тысяч единиц, но это минимальная цифра, на самом деле больше — говорят   местные.

іванків окупація

Большую часть своей уничтоженной техники рашисты забирали, но не всю

Отступая, орки взорвали мост у Иванкова. Взрыв был такой силы, что в некоторых ближайших селах вылетели окна, а осколки находили даже в центре Иванкова.

іванків окупація

Взорванный мост по дороге в Иванков

"Ехали загруженные награбленным. Везли ковры, мопеды, сантехнику. Видели даже, как они на обычную пушку прицепили легковую БМВ и вот так везли на Беларусь", — говорит один из работников хозяйства. 

"Они не знают, что такое микроволновка, не говоря уже о БМВ", — добавляет другой.

іванків окупація

Коробки от сухпайков рашистов вблизи трассы

Сколько россияне убили гражданских, в громаде еще не знают

На протяжении всей поездки местные жители рассказывали нам об убийствах гражданских людей, изнасилованиях и похищениях. Некоторые вернулись домой, кто-то все еще в заложниках у орков.

іванків окупація

Еще один разрушенный двор

Зафиксировать все преступления сложно — в селах нет связи и электричества. Даже водоснабжение в Иванкове еще не восстановили.

В Иванковском сельсовете подтверждают случаи военных преступлений. Говорят, полиция работает с родителями изнасилованных девушек и фиксирует исчезновение людей. Сколько орки отняли гражданских жизней в селах вблизи Иванкова пока не знают.

іванків окупація

У Иванковского поселкового совета очень много работы по восстановлению инфраструктуры

Сейчас, говорят в громаде, занимаются тем, чтобы обеспечить людей в селах продовольствием и обновить критическую инфраструктуру.   

Возвращаемся. Волонтеры по дороге в Киев размышляют:

— Два дня без интернета. Может там уже и путин сдох. 

— Может…

PS. Не сдох. 

24
7378

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Загрузить еще

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: