fbpx
Сегодня
Спецпроект 19:15 23 Июн 2022

"Как можно ехать туда, откуда все убегают?!": как парамедикиня спасает военных и мечтает шить одежду

English version here

Юлия Сидорова с позывным "Куба" — известная личность в военных и волонтерских кругах. Именно этой парамедикине, в прошлом одной из основательниц медицинской службы "Ульф", Сергей Жадан посвятил свое стихотворение "Госпитальерка". После трехлетнего перерыва девушка вернулась в военное дело: сейчас она руководит медицинской службой Женского Ветеранского движения "Veteranka" и защищает нашу страну в рядах боевого подразделения "Кракен".

Юлія Сідорова з позивним

Юлія Сідорова з позивним

"Рубрика" в рамках проекта "Лица Обороны Украины"  поговорила с Юлией о том, может ли человек без медицинского образования стать парамедиком, какой навык самый ваажный в ее профессии, и почему обычный врач не подходит для работы на фронте.

"Война — это не больница, и больница — не война"

С Юлией удалось пообщаться не сразу: девушка выполняет боевые задания под Харьковом и не имеет много свободного времени. Созваниваемся в перерыве между выездами медицинского экипажа. Во время разговора парамедикиня много смеется, шутит: сказывается ее веселый нрав.

"Я громкая и активная. Мои побратимы даже сказали: "Пока Кубы не было, мы не знали, что такое война", — рассказывает о реакции ее новых товарищей по оружию Юлия.

Юлія Сідорова з позивним

Из-за боевого опыта девушка уже могла выбирать, к какому подразделению присоединиться. Там, где служит сейчас, ее с нетерпением ждали, потому и отношение соответствующее.

"В 2014 году у меня была пара неприятных нюансов, в том числе неудачная попытка изнасилования. Еще приходилось себя проявлять. Теперь люди меня знают, уже есть уважение. В стране в целом живет понятие, что война — не женское дело. Но если ты делаешь что-то профессионально, это не важно, женщина ты или мужчина", — уверена Юлия.

Война россии с Украиной для будущей парамедикини началась еще с Революции Достоинства:

"Крыму и боевым действиям на Донбассе предшествовали щиты и палки на Майдане, которые люди брали в руки для защиты от преступного режима. Соответственно, это была первая и вторая фаза войны. Сейчас продолжается третья, более активная и жестокая. В 2014 году не использовалось такое оружие, которое используется сейчас. Мы не знали, что могут насиловать детей, расстреливать гражданское население прямо на улице".

Во время помощи пострадавшим в КГГА и Доме профсоюзов Юлия узнала, что не боится большого количества крови и ранений. Напротив, становится более эффективной. Это и определило ее профессию на войне. Считает личные качества едва ли не важнее медицинских знаний.

"Есть разный уровень квалификации парамедиков. Мы отправляем каждые выходные на курсы 2–3 человека для того, чтобы попробовали себя в оказании помощи. В будущем планирую создать не один экипаж и присоединять их к другим подразделениям. Я считаю, что нужно получить простой уровень подготовки, потом идти в работу, проявляться в эвакуациях, и самые результативные люди должны оставаться в профессии и учиться дальше", — убеждена парамедикиня.

Самое главное, что должен уметь парамедик, по мнению Юлии, — выживать:

"От жизни парамедика зависит жизнь других людей. И если он погибнет, то из-за него погибнет кто-то еще, потому что некому будет оказать помощь".

Сама Куба долго и упорно училась, чтобы получить сертификацию по стандартам НАТО.

"У меня нет медицинского образования. Но у меня была большая цель и сильное стремление. Я круглосуточно сидела и пахала над учебой. Училась у лучших, например, у Дениса Суркова, сертифицированного инструктора по медицинским протоколам, которые использует армия НАТО. И с первого раза сдала экзамены, что не всегда по силам и профессиональным врачам", — гордится девушка.

Юлія Сідорова з позивним

Правда, связывать свою жизнь с медициной не хотела и не хочет.

"Боевой медик — это не совсем простой врач. Некоторые манипуляции существенно отличаются от тех, что делают в больницах. Мы не можем взять самого крутого врача и привезти его на передовую: он реально не будет знать, что делать. Я работала некоторое время в авдеевской больнице, но это совсем не мое. Война — это не больница, и также больница — это не война", — отмечает Юлия.

После возвращения с войны в 2019 году девушка нашла себя в дизайне одежды.

"В феврале 2022 года я впервые принимала участие в Ukrainian Fashion Week. Мини-коллекцию отшивала собственными руками с помощью моего учителя, украинского дизайнера Станислава Битуса. Также частично закупила оборудование: планировала делать цех и создавать собственный бренд одежды", — рассказывает девушка.

Юлія Сідорова з позивним

Юлія Сідорова з позивним

Назвать свой бренд Юлия хочет "КубаБуба", в честь своей восьмилетней таксы Бубы, пару лет назад попавшей под авто и передвигающейся на коляске.

Юлія Сідорова з позивним

"Когда началось полномасштабное вторжение, стало понятно, что нужно приобщаться к процессу. Но я все равно планирую быть известным на весь мир fashion-дизайнером", — заключает парамедикиня.

"Доставали все: от памперсов до бронемашин"

По словам Юлии, она ожидала полномасштабной войны еще с 2014 года.

"Коварство россии в тот период мне совершенно понятно. Они начали оккупировать территории и при этом называть нас фашистами. В результате некоторые люди в Украине попали под эффект российской пропаганды и начали обвинять собственное, украинское, войско. Хотя россия и потратила время для того, чтобы подготовиться, но все равно недооценила нашу возможность сопротивляться", — уверена парамедикиня.

С 24 февраля Юлия присоединилась к своей подруге Екатерине Приймак в Женском Ветеранском Движении (укр. — Жіночий Ветеранський Рух/ЖВР). Они познакомились еще в 2015 году во время первого боевого выезда. Вместе они создали штаб быстрого реагирования и начали заниматься сначала обеспечением боевых подразделений, парамедиков, а затем и гражданских.

"Некоторое время я даже не выезжала работать парамедиком: задалась целью сначала обеспечить своих коллег на фронте. Начали появляться спонсоры, которые не жалели денег и помогали большими суммами по 60 тысяч евро. Так мы покупали все необходимое", — вспоминает Юлия.

Юлія Сідорова з позивним

На сегодня волонтеры передали 40 автомобилей, более 150 бронежилетов, противогазы, одежду для переселенцев, корм для животных. Не отказывали никому: доставали и памперсы, и бронемашины. Кроме непосредственной помощи штаб быстрого реагирования ЖВР пытается закрывать и потребности, напрямую не связанные с волонтерством.

"Когда Киев был оцеплен, мы готовили и развозили горячую пищу. Также у нас функционирует дронарня, в которой инженеры изготавливают маленькие дроны-камикадзе, большие дроны для многоразового использования, а также индивидуальные заказы подразделений", — добавляет девушка.

"Есть люди, которые рождаются воинами"

Но все это время Юлия хотела вернуться на фронт. Сделала это, как только полностью экипировала себя и команду. 8 мая новый экипаж "Veteranka" в составе боевого подразделения "Кракен" уже защищал Украину на Харьковщине.

"Мы уже попали в несколько серьезных боев, один из которых произошел 10 мая. Я вообще спешила сюда приехать 9-го. Но, судя по всему, оккупанты в тот день праздновали", — смеется Куба.

Вместе с девушкой в ​​состав "VETERANKA" входят парамедикиня с позывным Аляска и водитель Артист.

Юлія Сідорова з позивним

Часть команды экипажа "Veteranka"

"Артист хотел на войну. В молодости он служил, а с началом вторжения много помогал в штабе. Вторая девушка имеет медицинское образование и тоже проходила курсы парамедика. У нее был момент в жизни, подтвердивший, что она может справиться во время войни: во время оккупации Ирпеня она выехала туда на эвакуацию, и попала под обстрел. Там был раненый гражданский, которому она смогла оказать первую медицинскую помощь. Считаю, мне с командой повезло", — делится Юлия Сидорова.

Со своим экипажем парамедикиня уже успела пройти не одно "боевое крещение" и увидеть не одно чудо. Как-то Кубе с коллегами удалось эвакуировать военных из охваченной огнем машины и одновременно выжить под танковым обстрелом.

"Огонь был выше деревьев. Но ребята спаслись и вышли на связь. Правда, разбежались в разные стороны, потому что был обстрел. Приняли решение, что Артист сам их ездит ищет, а мы с Аляской посидим за автобусной остановкой. Он несколько раз возвращался и кричал, что не может их найти. Все это время за нашим автомобилем "гонялся" вражеский танк. И в один из моментов, когда машина отъехала, произошло несколько попаданий в асфальт прямо рядом с остановкой, где мы прятались В результате мы смогли собрать четырех из пяти бойцов, последнего спас командир. Ребята потеряли машину, но танк, который за нами охотился, уничтожили в тот же день. Я смотрела видео с беспилотника, как эта трасса обстреливается, и удивлялась, что мы смогли уехать все живые", — рассказывает Юлия.

Юлія Сідорова з позивним

Девушке везло также получать раненых в соответствии со своим уровнем подготовки. Тем не менее со смертью во время работы она сталкивалась и научилась с этим жить.

"Страшнее всего было бы понять, что человека можно было спасти, но ты его не спас. К счастью, у меня такого не случалось. Трудно, когда умирает тот, кого ты хорошо знал, тот, с кем общался близко, даже если и не на твоих глазах. Но нам нельзя очень углубляться в печаль. Война не место для эмоций", — утверждает Юлия.

Юлія Сідорова з позивним

Первый спасенный экипажем с начала полномасштабной войны

Собственной смерти Юлия не боится, если та произойдет быстро. Страшнее для нее попасть в плен или лишиться конечностей. В то же время не считает свою работу опаснее других профессий.

"Мне один друг, с которым мы воевали еще в 2015, сказал: "Я понимаю военных, а вот медики… Как можно ехать туда, откуда все убегают?!". Но это война, у каждого свои риски при определенных обстоятельствах", — утверждает парамедикиня.

"Я думаю, что есть люди, которые рождаются воинами. Где-то в другой сфере они не могут себя проявить, а когда пришла война, они стали полезны здесь. Поэтому с войны трудно возвращаться в обычную жизнь", — рассуждает девушка.

Юлія Сідорова з позивним

По мнению Юлии, в людях надо воспитывать уважение к военному, но не отношение как к идолу или герою:

"Война не так выглядит, как показывают в фильмах или пишут в книгах. В первую очередь, это изнурительная работа. А потом уже героизм. Здесь подавляющее большинство хотят идти в бой. Говорят: хочешь наказать бойца — скажи ему, что он пару недель не будет ехать на поле боя, и он от этого будет страдать".

Девушка не осуждает тех людей, кто не идет воевать и уезжает:

"Для воюющих даже лучше, когда люди уехали. Я сейчас нахожусь в Харькове, люди возвращаются и никто не имеет права сказать, что они не могут находиться у себя дома. Но эти люди не думают о том, что пробки на дорогах мешают. Например, во время эвакуации раненого в госпиталь. Выезжаешь из Харькова — там ад, возвращаешься в город — и здесь куча машин".

Материал подготовлен в рамках реализации грантового конкурса от ОО "Интерньюз-Украина" при финансовой поддержке Швеции и Internews (проект Audience understanding and digital support). Мнения, выраженные в этой публикации, отражают исключительно точку зрения автора.

Матеріал підготовлено в рамках реалізації грантового конкурсу від ГО

3
3146

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: