fbpx
Сегодня
Экорубрика 15:40 25 Июл 2022

Война в море: что происходит с жизнью в акватории Черного и Азовского морей?

Какие экологические проблемы, связанные с войной, возникают в морских водах и что с этим делать?

English version here

В чем проблема?

Заминирование моря и взрывы

Недавно спикер Одесской ОВА Сергей Братчук в одном из интервью еще раз подчеркнул, что заминирование Черного моря является огромной проблемой как для людей, так и для окружающей среды. По его словам, в акватории сейчас находится несколько сотен мин — до шестисот. Кстати, часть из них — украинские, украденные в Севастополе россиянами еще в 2014 году после оккупации Крыма.

После каждого шторма, рассказывает Братчук, эти противокорабельные мины появляются на черноморском берегу, в частности, их уже неоднократно находили на одесском побережье, а это уже угроза жизнью тех, кто рискнул прогуляться по берегу моря. Некоторые мины уже детонировали: так, в начале июня в Одесской области во время отдыха на пляже на мине подорвался человек, а 7 июля на пляже Одесской области на мине подорвались еще двое мужчин.

Взрывы могут представлять серьезную угрозу также и для морских млекопитающих, которые занесены в Красную книгу Украины и охраняются многими международными конвенциями. К примеру, все три вида дельфинов, живущих в Черном море, являются краснокнижными, но мертвых особей все чаще находят на побережье. Так, директорка Национального парка "Тузловские лиманы" Ирина Выхристюк рассказала "Рубрике", как недавно инспекторы парка нашли мертвого дельфина с обожженной кожей — это произошло, вероятно, из-за взрыва подводной бомбы. При этом мертвых дельфинов обнаруживают не только на украинском побережье. Особо большое количество мертвых и дезориентированных дельфинов, выбросившихся на побережье моря, в этом году также фиксировали ученые Турции и Болгарии. Единичные случаи зафиксированы и в северо-западной части Черного моря, то есть в румынском и украинском секторах этой части.

Війна в морі: що відбувається із життям в акваторії Чорного та Азовського морів?

На фото: мертвый дельфин на побережье, обнаруженный сотрудниками "Тузловских лиманов". Источник: Facebook-страница национального парка

Кроме того, мы уже указывали на то, что во время взрывов военных снарядов в окружающую среду попадает огромное количество опасных веществ — как для человека, так и для других живых организмов, находящихся рядом. Специалисты общественной организации "Екодія" объясняют, что для некоторых боеприпасов могут использоваться очень токсичные химические соединения, такие как белый фосфор, который при горении выделяет ядовитый газ и приводит к ожогам, а при попадании в окружающую среду отравляет почвы и воду. Фосфор практически не растворяется и может десятилетиями храниться в соленой морской воде при условии дефицита кислорода. Многие соединения, которые разработаны как боевые химические вещества и очень токсичны для людей, в высоких концентрациях так же токсичны и для других позвоночных. Они могут поражать некоторые водные организмы, а также накапливаться и годами сохраняться в природной среде. Поэтому химическое загрязнение, в том числе и водных ресурсов, — еще один спутник войны.

Опасность представляют не только взрывы, но и навсегда остающиеся в море корабли. Например, затопление крейсера "Москва", что, конечно, было хорошей новостью для всех украинцев, может оказаться губительным для экосистемы акватории. Некоторые исследователи обеспокоены тем, что после того, как корабль пошел ко дну, вокруг крейсера ходили специализированные суда, так что есть опасения, что помимо других боеприпасов "Москва" содержала еще и ядерные.

Разливы нефти и топлива

"Экологической катастрофой" Reuters назвали попадание ракеты в танкер Millennial Spirit под Молдавским флагом, более четырех месяцев дрейфовавший по Черному морю. Судно транспортировало дизельное топливо:

"Из-за обстрелов танкеров создаются очень опасные ситуации, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Института зоологии им. Шмальгаузена Павел Гольдин. — Мы знаем об обстрелах танкера в водах Украины, также я видел на карте пожаров, что подобное событие могло случиться и в открытом море в водах Румынии, о чем не сообщалось в средствах массовой информации. Таких танкеров может быть несколько, и если их повредить, могут быть большие излияния", — комментирует ученый.

Russian missile hits tanker drifting in Black Sea, Ukraine says

Вред от попадания дизельного топлива вводу не меньше, чем от излияний сырой нефти, хотя последствия от обеих продуктов схожи:

"Это тяжелая фракция, поэтому дизель имеет тенденцию оседать на дно, и в зависимости от того, в какой сезон года это происходит, меняется скорость его распространения в толще воды. Сейчас лето, жара, и дизель будет оседать медленно и при этом распространяться в толще воды", — объясняет "Рубрике" ученый.

Иван Русев, и. о. директора НПП "Тузловские Лиманы", отметил в разговоре с "Рубрикой", что уверен в том, что нефть до сих пор продолжает попадать в море из-за разрушения инфраструктуры и повреждения кораблей, и, возможно, в небольшом количестве есть даже у "Тузловских лиманов". Последствия этого очень опасны, ведь нефть покрывает водный слой тонкой пленкой, которая перекрывает доступ кислорода к воде. В результате водоросли не получают достаточно света, чтобы продуцировать кислород, погибает рыба и мальки, которые живут и питаются почти на поверхности моря. Ведущий научный сотрудник Института зоологии им. Шмальгаузена Павел Гольдин объясняет: любой разлив нефти имеет некоторые негативные последствия для окружающей среды. В первую очередь это вредно для малых организмов и планктона, плавающего в толще воды. Также это может привести к гибели рыбы, вредят разливы нефти и птицам, которые страдают, попадая в "нефтяные пятна".

Нефть имеет свойство опускаться ниже уровня воды, и создавать "облака" капель под поверхностью. Собрать такую ​​нефть крайне сложно, и для ее утилизации иногда применяются опасные для окружающей среды методы, например, сжигание. Однако сейчас даже это сделать невозможно:

"В условиях войны нефть никто не будет собирать, потому что сейчас на первом плане безопасность людей — и военных, и гражданских, и есть достаточно строгие ограничения. Деятельность людей на море и на суше, тем более гражданских, очень и очень ограничена", — говорит Павел Гольдин.

Возбудители болезней в море

К факторам смертности морской биоты относятся также и возбудители болезней, которые могут попасть в море как бактериологическое оружие, так и случайно из-за повреждения городской канализации или, скажем, агрокомплекса. Этот механизм загрязнения ученые обнаружили еще до начала полномасштабной войны — россияне сознательно, варварским способом, загрязняли собственные акватории да и международные воды, сбрасывая в морские воды стоки из агроферм в Краснодарском крае, из-за чего дельфины болели токсоплазмозом.

Пожары на побережье

Еще одна проблема в том, что прибрежные экосистемы уничтожаются пожарами, которые невозможно потушить из-за вероятных обстрелов — по предварительным данным только на Кинбурнской косе пожар охватил 130 гектаров. Утрачены участки лесных экосистем, уничтожены и повреждены редкие виды животных и уникальной песчаной флоры; птицы, занесенные в Красную книгу, потеряли пригодные для гнездования места.

Війна в морі: що відбувається із життям в акваторії Чорного та Азовського морів?

Очаги пожаров на территории Украины. Источник: карта пожаров SaveEcoBot

Оккупация и окружающая среда

Страдает от войны и природное наследие украинцев — национальные парки и природные биосферные заповедники. Сейчас остался только один национальный природный парк на черноморском и азовском побережье, не оккупированный россиянами — это "Тузловские лиманы", другие же — "Азово-Сивашский" парк, "Джарылгацкий" и "Меотида" находятся под оккупацией. Эти территории должно охранять государство — инспекторы, сотрудники парков должны объезжать парки, чтобы фиксировать изменения в окружающей среде, бороться с браконьерами и т.д. Однако из-за войны на оккупированных территориях надлежащая охрана не представляется возможной, а на не оккупированных — она ослаблена, поскольку не хватает персонала: большинство из инспекторов сейчас на фронте.

Что касается мониторинга экологической ситуации на азовском побережье — здесь совсем ничего нельзя сказать, поскольку территории оккупированы, а связь с местными специалистами — потеряна. Наверняка узнать о том, что происходит с биотой в Азовском море после тяжелых обстрелов "Азовстали", расположенной прямо на берегу моря, и попали ли опасные химические вещества в море, пока невозможно.

Какое решение?

Сначала — разминирование

Первое, что необходимо сделать — разминировать море. И в этом Украине необходима помощь, поскольку мины в воде не стабильны и не находятся на одном месте — они дрейфуют водами и могут оказаться на побережье других стран, например, Болгарии, Румынии или даже Турции. Это отметил представитель Одесской ОВА Сергей Братчук:

"Украина сама не сможет разминировать (море, — ред.). Не потому, что украинцы глупые или мы чего-то не умеем. Нет, мы — умные, у нас есть специалисты, но у нас нет много средств, чтобы можно было эту военную операцию провести самим. Поэтому надеемся, что это будет такая помощь от стран-союзниц. Надеемся на Румынию, Болгарию, Турцию, потому что это общее наше Черное море. Вот несколько дней назад возле Варны (в Болгарии — ред.) уничтожили мину. В марте была у Турции, была у Румынии. То есть, это общая уже будет проблема", — говорит Братчук.

море війна

Оценить последствия войны для окружающей среды

Однако, поскольку не вся проблема в минах, подключаются и ученые. В настоящее время украинские ученые создали коллегиальное сообщество — Оперативный штаб при Госэкоинспекции, и в нем объединены ученые и эксперты разных дисциплин: океанографы, климатологи, биологи, экономисты… В штаб вошло большое количество украинских институтов: институты Академии наук, ведомственные институты Министерство охраны окружающей среды, независимые неправительственные институты, а также иностранные институты-партнеры. Задача штаба — создать методологию, с помощью которой можно оценить последствия войны для окружающей среды, которые можно будет передать в суд. Однако предварительных оценок ученые пока не предоставляют:

"Каждый день мы сталкиваемся с какими-то новыми событиями", — говорит эксперт штаба, ведущий научный сотрудник Института зоологии им. Шмальгаузена Павел Гольдин.

Мониторинг ситуации и аэрокосмическая съемка

Проблема сложности фиксации данных на оккупированных территориях также имеет определенное решение. Действительно, украинских экспертов и специалистов не пускают на азовское побережье, однако существуют спутниковые системы, которые могут фиксировать пожары на земле и в море, передвижение техники и тому подобное. Возможность пользоваться снимками системы аэрокосмической съемки появилась у Министерства защиты окружающей среды Украины при сотрудничестве Государственного космического агентства еще в прошлом году. Специалисты используют архивные и оперативные снимки за разные даты, выделяют необходимые участки и, с помощью программных преобразований, проводят ретроспективный анализ путем сравнения разновременных космических снимков. Далее полученная из космических данных информация о выявленных изменениях сравнивается с материалами разрешительных документов. Первоначально система была создана для фиксирования незаконных рубок лесов, однако теперь функционал расширен, и специалисты могут также контролировать состояние прибрежных полос.

И это не единственный наш функционал. Сейчас, когда весь мир наблюдает за Украиной, снимки предоставляет даже NASA, а о том, что для фиксации экологических преступлений рф Украине дали дополнительные возможности пользоваться спутниковой системой Европейского Союза Copernicus, заявлял недавно еврокомиссар по вопросам экологии Виргиниус Синкевичус.

Наногубки для сбора нефти

Собрать нефть также возможно. В 2017 году американские ученые из лаборатории Argonne изобрели технологию Oleo Sponge. Внешне изобретение напоминает обычные губки для мытья посуды, но глаз не способен увидеть самое главное: работает эта технология на наноуровне. Атомы оксидированного металла со сложными наноструктурами проникают в волокна губки, наделяя ее способностью эффективно соединяться с нефтью в воде, разделяя эти жидкости. Губки не только очищают воду от нефти, они хранят сырье. Собранная нефть может быть вновь применена в производстве после того, как "отжать" губку. Да и саму губку можно использовать повторно.

Такая технология, по словам ученых, безопасна для внешней среды в отличие от других способов: современные технологии сорбентов впитывают нефть за одноразовое использование, а затем насыщенные нефтью материалы необходимо утилизировать. А вот способ Oleo Sponge является экологически чистым — не наносит вреда морской жизни, животным или окружающей среде — это ключевое преимущество по сравнению с используемыми сегодня химическими дисперсантами или методами сжигания.

Наша команда написала в офис лаборатории для того, чтобы выяснить, возможно ли применить такую ​​технологию в водах Черного моря, но ответа мы пока не получили. Следите за нашими обновлениями и ждите новых материалов, чтобы узнать, как в ближайшие годы нам придется спасать природу.

1645

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Загрузить еще

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: