fbpx
Сегодня 25/09/2020 13:58
Интервью 13:55 28 Июл 2020

"Да, нам нужно было быть агрессивнее": нардеп Железняк о кальянах, Вакарчуке и победах "Голоса"

Фото: Ян Доброносов, для "Рубрики"

Что будет с "Голосом" без Святослава Вакарчука? Почему он вообще ушел из политики? Чем запомнилась партия и есть ли смысл за нее голосовать?

Эти и многие другие вопросы спустя год работы парламента 9-го созыва задают не только сторонники "Голоса", но и противники. Партия буквально за два месяца упорной работы смогла пройти в Верховную Раду и набрать почти 6% голосов. Через 12 месяцев ее рейтинг упал почти в два раза, а лидер решил и вовсе покинуть политику.

При этом активные члены партии и нардепы от фракции уверяют — это временные проблемы, а на следующих выборах политсила станет еще сильнее. Нужно лишь упорно работать.

Что же на самом деле происходит в "Голосе", какие есть достижения, почему ушел Вакарчук и что с шансами на местных выборах корреспондент "Рубрики" во время утренней пробежки в Мариинском парке расспросил у замглавы фракции Ярослава Железняка.

Ярослав Железняк

О "Голосе", Вакарчуке и достижениях

— Расскажи, чем ты занимался за несколько лет до Верховной Рады?

— До того, как стать нардепом, я уже был в парламенте. Только не на месте народного депутата, а в правительственной ложе, ведь работал советником премьер-министра (Владимира Гройсмана. — Ред.) по вопросам работы с парламентом. У нас был проект Ивана Миклоша и Лешека Бальцеровича (проект от Европейского Союза. — Ред.), которые создали службу советников при главе Кабмина, они занимались стратегическими направлениями. Я был одним из них.

— А еще ранее, я читал в биографии, что ты работал в нескольких агентствах.

— Нет, я был советником министра экономического развития Айвараса Абромавичуса. Еще ранее отвечал за взаимодействие с парламентом в огромной международной компании Anheuser-Busch InBev — крупнейшем производители пива. До этого работал в консалтинге.

— Получается, еще со времен университета твоя работа так или иначе заключалась во взаимодействии с парламентом?

— Да, это мое место.

— То есть попадание в Раду было чисто делом времени?

— Это было логично, мне всегда нравилось это место. Я в детстве мультики переключал на заседание Рады, это мое хобби.

— А как ты попал в список "Голоса"? Когда узнал о том, что партию создают?

— Узнал об этом одним из первых, ведь общался со Святославом Вакарчуком, а он консультировался у меня по антикоррупционному суду. Я был внутри процесса, знал, какой президент и где тормозит создание антикоррупционного суда, также общались по внедрению медицинской реформы. Мы периодически встречались, а затем пришел уже Ярослав Юрчишин сказал, что есть такое дело — мы идем в парламент. Раз так, то надо помочь. В самом начале, до формирования партии, я уже был внутри команды.

Ярослав Железняк

— Занимался партийным строительством?

— Скорее созданием партии. Я был одним из тех, кто работал вначале, поэтому понимал, что буду в списке, и номер меня особо не интересовал, ведь было много других задач. Как один из старожилов, помню, что мы придумывали название партии…

— А какие были варианты кроме "Голоса"?

— Много разных, не буду палить их, вдруг кто-то захочет использовать при переименовании других политсил.

— То есть был целый брейншторм?

— Да, мы в последний момент утверждали название. "Голос" придумали в самом начале, мы накидывали другие идеи, но решили вернуться к этому варианту. 

— Чем ты планировал заниматься в Верховной Раде? Ты шел по 4 месту в списке, поэтому попадание в парламент в случае успеха "Голоса" было предрешено.

— Экономическое направление, также был вариант с регламентным комитетом. Я понимал, что реформа парламента — вещь одномоментная, ее или сразу делают, или забрасывают. Но в любом случае смотрел в сторону экономического комитета, где много хороших людей. Либо налогового, самого сложного.

Там много различных лоббистских историй, за которыми нужно следить, контролировать и пресекать. Я созвонился с несколькими друзьями, они мне рассказали о главе комитета, рекомендовали его как большого специалиста. Понимал, что работа будет интересной, а во время собраний подготовительных групп так вышло, что я еще и стал заместителем главы комитета. 

— Давай вернемся на год назад, в период предвыборной кампании. Что бы ты  изменил, сделал по-другому для "Голоса"? Был ли у вас шанс взять больше?

— Все реально, когда ты умён задним числом. Я бы, как минимум, сделал несколько спортивных ставок, зная заранее результаты, и выигрыш потратил на избирательную кампанию. 

А если серьезно, то были сделаны тактические ошибки, пару стратегических. Какие именно, я тебе не скажу, ибо рассуждение задним числом — дело не самое благодарное. Точно можно было сделать лучше. Но получилось то, что электорально было возможно. Учитывая, что мы были новыми, не занимались джинсой. 

Мы недооценили некоторых старых политиков, которые тебе рассказывают о патриотизме, а потом заказывают кучу смсок против тебя. И на раскрутку одного поста могут потратить 50 тысяч долларов. Мы все поняли, запомнили, стали агрессивнее.

— Тем не менее, вы все равно общаетесь с "Европейской Солидарностью".

— Заметь, это ты назвал их, а не я.

— Я догадался, еще год назад была информация об их кампании против "Голоса" на западе Украины.

— И не только на западе. Да, довольно грязно. Еще раз — все помним. Да, общаемся, иногда ходим с ними на митинги, берем людей на поруки. В чем проблема любой чернухи в избирательной кампании? Ты должен понимать, что с этими людьми тебе через пару недель нужно будет работать.

— Все так или иначе узнают, кто и что заказывал.

— Да, я им этого точно еще не простил.

Ярослав Железняк

— Если говорить о составе Верховной Рады. Ты работал с 8-м созывом, сейчас ты в 9-м. Я слышал от некоторых людей такое мнение, что профессиональные навыки нардепов каждого нового созыва хуже, чем у их предшественников. Ты согласен с этим мнением?

— Это не так. Парламент всегда разный. У него случается переход в одну или другую сторону, это отвечает больше времени и ожиданиям людей, чем профессионализму. Я слышал, что 4-й созыв был лучшим, но, еще раз, нынешний парламент — самый молодой. Нардепы ходят, голосуют. 

— Даже в пятницу приходят.

— Когда по 15 раз голосуют за законы. Есть и ошибки, недопонимание. Сравнивая с 8-м, где у меня было много знакомых, друзей, то, конечно, жалко, что их в этом созыве нет. Они бы точно добавили профессионализма. При этом нет и многих уродов, которые пришли в парламент только для того, чтобы воровать деньги.

Такие были практически в каждой политсиле. В этом же созыве таких схематозников меньше. Хорошо это или нет? Увидим по результату. Чего мне точно не хватает в этом парламенте? Нет внятной стратегии того, куда мы движемся.

— Стратегии, что будет через 3 месяца, полгода…

— Да. При всем многообразии прошлого созыва, там было такое понимание. Может, я тогда просто представлял Кабмин и понимал, куда мы движемся. Сейчас же такого нет. В этом признаются и нардепы от "Слуги". Да, они говорят, что меняют страну, но как и что дальше — не знают.

— Хорошо, давай поговорим о работе в "Голосе". Какими достижениями, законами от фракции за последний год ты гордишься?

— Мы наиболее эффективны по количеству созданных и принятых законов. Лучше только "Слуга народа", по понятным причинам. У нас много побед, начиная от повышения лимитов для ФЛП, что обещалось десятилетиями, заканчивая моим законом про налоговые льготы во время карантина, массовое тестирование медиков от Ольги Стефанишиной, демократизация процессов финансирования партий и так далее. 

В последнюю пятницу закончили рассмотрение моего закона, который поможет привести в порядок экспорт услуг наших студий кино- и видеопродакшна. Наши правки есть в очень многих законах. Я лично занимался сбитием программы правительства, для меня это было крайне принципиально.

Да, видел, что ты сравнивал программу с рефератом для школьников.

— Чтобы такие документы никогда больше не подавали, такая прививка. Для меня это несколько недель было целью номер один, и я рад, что в итоге все получилось. 

— "Голос" буквально в последний день работы Рады ушел в оппозицию, официально. Что это было? Разве вы до этого были во власти?

— Решение принято не спонтанно. Было понятно позиционирование, и оно стало очевидным во время назначения Кабмина, когда путь реформ сменился просто нахождением в статусе-кво. Мы ездили по регионам, получали вопросы о нашем статусе, и на них приходилось отвечать. 

Поэтому мы решили, что логично до конца сессии дать возможность людям проявить себя. Но в итоге посчитали, сколько негативных вещей они сделали, и ушли в оппозицию. Мы, в отличие от коллег, зайдя в парламент, не начали вешать ярлыки. Ты ведь сам общаешься со "Слугой народа", там есть приличные, порядочные нардепы.

— Конечно.

— Есть люди, с которыми мне приятно работать. В начале созыва у них было больше возможностей двигаться вперед. Если мы пришли работать, то нужно работать. Прошел год, мы видим результаты — что хорошее закончилось несколько месяцев назад. Теперь возвращаются на места орки, старые кадры. Я даже не уверен, что они до этого были в Украине.

— Если брать работу "Голоса" за прошедший год, то скандалов никаких не было. Единственное — уход Святослава Вакарчука. Это проявление эгоизма или шанс для партии двигаться вперед?

— Мы понимаем, что на начальном этапе партия в большей степени была его заслугой, люди поверили ему. Но никто бы не пошел в лидерский проект, мне это было неинтересно, коллегам тоже. Все хотели пойти командой. 

Святослав тогда еще мне говорил, что его цель — привести порядочных людей в парламент. Выполнил ли он ее? Да, он сделал это. Мы за год не участвовали ни в одном скандале. Дальше он остается с нами, ездит по регионам, недавно вот в Виннице был. Вместо него в команду заходит замечательная девушка

— Алина Свидерская.

— Да, она будет заниматься развитием экологии и энергетики — сфер, в которых нам нужно усиление. Поэтому это нормальная командная работа, мы спокойно его решение обсуждали на фракции.

— Вы заранее знали?

— Да.

— За полгода или пару месяцев?

— Нет, немного позже. У нас была фракция до официального сообщения. Мы всё обсудили, он пояснил мотивы, мы проговорили, что будет дальше. Все восприняли нормально. При всем уважении к Святославу, он был членом команды, а в команде решения принимаются коллективно. 

— Вокруг его ухода были спекуляции. Мол ушел из-за позиции по отставке Арсена Авакова, или кто-то позвонил куда-то, а он резко сдал мандат. Так все же, как он ушел?

— Все это спекуляции. Сейчас можно что хочешь придумать. Все просто — это его личный выбор.

— Последние соцопросы показывают рейтинг "Голоса" в районе 2%. Как ты его оцениваешь? В чем причина?

— Когда мы создавали партию, рейтинг был 0,8%. Нам говорили, что мы не взлетим, а в итоге прошли в парламент. Я к рейтингам отношусь как к тенденциям, не больше. Да, были допущены какие-то ошибки, нужно было быть более агрессивными. Прелесть нашей команды в том, что у нас нет какого-то самодура, который всех прогибает под свои решения. У нас очень быстро делается работа над ошибками. Споткнулись в парламенте, собрались вместе, обсудили, и ошибку эту больше не совершаем. 

Для нас это как бег марафона. Мы вышли на дистанцию, чуть быстрее рванули, посмотрели, что кто-то быстрее, кто-то медленнее. О'кей, вместо того, чтобы повышать пульс, мы приостановились, понаблюдали за остальными, а сейчас снова набираем темп. Где-то на 25-м километре, чуть больше середины марафона, будем народ обгонять и подавать водичку оппонентам.

— Давай представим, что "Голос" на прошлых выборах получил 250 мандатов, монобольшинство. Какой бы была страна через год?

— Уверен, что лучше. У нас крутой список.

— Вы бы нашли 250 человек, за которых не стыдно?

— Мы и нашли. По крайней мере, если ты помнишь хоть один скандал, достойный строчки в новостях…

— Не было.

— У нас разве что оказалась пара мажоритарщиков, которые скрыли от нас работу с пророссийскими СМИ. Как только мы это выявили, их исключили. Все, на этом "скандалы" закончились. В принципе, то же самое будет на местных выборах. Я много езжу по Киевской области, провожу встречи, предупреждаю, что мы готовы принимать людей, но не дай Боже вы куда-то вляпаетесь, моментально снимем вас с выборов.

— А какие планы на местные выборы? Будете подавать кандидатов только по крупным городам?

— Ну, почему же? Нет. Я вчера представлял людей в Украинке, до этого в Белой Церкви, Ирпене, Буче, Броварах. Я отвечаю за Киевскую область, и мы довольно активно работаем на областном уровне. У нас принцип довольно простой — мы идем на выборы, не "сливаемся", не отдаем "франшизу", как это делают в других партиях, где сделали "отдел распродаж".

Мы смотрим на людей, я приезжаю, общаюсь. Есть хорошая команда, Михайлина Скорик помогает с ребятами, находит отличных людей. Если команды где-то не находим, то не ставим лишь бы кого, чтобы заполнить область.

Ярослав Железняк

— Если я — 25-летний парень, хочу попробовать свои силы. Я могу прийти к вам в штаб и реально вступить в партию без каких-либо договорняков?

— Если ты узнаешь, что есть хоть какой-то договорняк, и мы кого-то "засунули", мы быстро решим эту ситуацию. И не в пользу того человека, который договаривался. На самом деле, на местах есть много ребят, которых я бы в список партии добавил. Классные, активные, крутые. Там ребята очень практичные, целеустремленные. Мы ездим по областям — Тернопольская, Ивано-Франковская, Волынская и так далее. 

— А где есть шансы победить?

— Киев и область, Одесса. Добавим Тернополь, Львов, Закарпатье, Днепропетровская область, Ивано-Франковск. Возможно, Харьков, в Донецкой области будет несколько городов, Черкассы, Полтава, Кропивницкий. Как в сторону Западной Украины, так и Восточной.

— А кто Киев поведет?

— Скоро узнаешь, интересно будет.

— Возможно участие Сергея Притулы?

— В этой жизни возможно все… 

— Что, по твоему мнению, важно в Раде принять этой осенью? Какая повестка "Голоса" на ближайшие месяцы?

— Любая повестка делится на крупные, стратегические проекты и тактические. Судебная реформа, реформа полиции, переаттестация, увольнения Арсена Авакова и Максима Степанова, Бюро экономической безопасности и еще будет пару экономических законопроектов. Также у нас есть идеи по реформированию системы крови, децентрализации, налоговой.

Что мы поняли, так это как продвигать свои законы в повестке. И мои коллеги делают это довольно успешно. У нас конструктивная работа с руководством парламента, вице-спикерами, спикером.

Ярослав Железняк

— Твое отношение к "Слуге народа"?

— Я их не воспринимаю как монобольшинство. У меня есть Excel-файл, где все народные депутаты "разбиты", по моему мнению, на разные группы влияния.

— Сколько людей в группе президента?

— 110 человек, плюс-минус. Понятно, что ситуативно бывает больше, но я бы на его месте на это особо не рассчитывал. Остальное все разные группы — и хорошие, и плохие. 

Мне очень сильно не хватает смыслов в работе СН. Социал-либералы, ну, это немного не туда. Стратегии нет, Офис президента дает ее очень слабо, а правительства толком и нет в политической жизни.

Это аппарат Офиса президента на аутсорсе. Из-за этого бывают глупости, как "Купуй українське". Уверен, что у них была хорошая идея, но реализация приведет как к коррупции, так и к нарушению европейских договоренностей.

— А как считаешь, есть ли будущее у этого Кабмина?

— Нет, думаю, он доживает свои последние месяцы. Не может быть будущего у того, чего по факту нет. Уверен, с осени начнется уничтожение Кабмина со всех сторон. 

Их рейтинг ниже, чем у правительства Алексея Гончарука, поэтому президент им не поможет. В Раде как только они положат руку на плечо, ее откусят по локоть, на общественность они не могут надеяться, потому что их никто не поддерживает. На олигархов — тоже нет, ибо только один олигарх ими доволен, а другим же это не нравится. Международники тоже каждый раз прозревают от решений правительства. Поэтому все решено.

Ярослав Железняк

Об увлечении спортом, кальяне, алкоголе и мотивации

— Как молодой политик, что бы ты посоветовал другим людям, которые идут по карьерной лестнице в твоем направлении? Возможно больше работать, или уповать на удачу?

— Удача важна. Правда, я искренне считаю, что во многих вещах мой карьерный путь складывался именно с удачи. Но еще надо уметь ею воспользоваться. Когда работал в крупной компании, была хорошая должность, рост, зарплата, возможность переехать в другую страну, но… Позвонила Наталья Микольская, она только стала заместителем министра и говорит, приди, пообщайся с министром. Пришел, понравилось, рискнул. 

Второе — не бояться ошибок, их все совершают. Можно идти очень ровным путем, но вряд ли ты далеко дойдешь. 

Третье — не размениваться на сиюминутное. Были ли у меня случаи, когда предлагали материальную выгоду за какие-то решения? Да. Но эти люди были посланы. Также — быть профессионалом своего дела, как минимум, ты всегда должен пояснить себе, чем ты лучше других в этой сфере.

— Образование имеет значение? Или тут дело в личной мотивации?

— Образование всегда имеет значение, но, вопрос — насколько большое. Я, когда просматриваю резюме, обычно не смотрю на университет. Правда, так вышло, что у нас фракция отличников — из 20 человек 19 "краснодипломщики", уровень держать нужно. Но сказать, что это имеет решающие значение, не могу. Вопрос больше в том, как быстро ты воспринимаешь информацию, слушаешь ее. 

Тем более, появилось много возможностей для саморазвития — начиная от подкастов, заканчивая разными курсами. Нет оправдания, если ты чего-то не выучил. Есть на украинском, на русском, на английском различные сайты и информация, есть все возможности. 

Университет меня сформировал больше как личность, я там познакомился с женой. Это стало огромной частью моей жизни, там же со многими друзьями познакомился.

— В нашей стране должность народного депутата воспринимают адекватно или со стереотипами? Просто, как по мне,  у нас привыкли думать, что это долларовые миллионеры, которые ничего не делают. 

— У нас справедливо не любят политиков. Знали бы столько же о них, сколько и я — любили бы еще меньше. Самая частая просьба ко мне — помочь с работой.

— Люди думают, что ты можешь позвонить любому и двери вдруг откроются?

— Да, я говорю — как вы себе это представляете? Что я должен сделать? 

Поэтому воспринимается всеми, особенно на мажоритарке, что ты приехал в область и обязательно что-то людям дал. Сейчас это меняется. Я провожу встречи по Киевской области и ни разу никто не спросил, почему я на встречу пришел с пустыми руками, без компьютера или чего-то другого. В этом парламенте намного меньше олигархов, но парламент — открытая институция, и если посмотришь на рейтинги по штатам в США, то там также низкий уровень доверия к политикам. 

— То есть везде политиков не любят.

— Да, журналисты смотрят, что мы там пишем во время работы. Люди разные, скандалы все же бывают.

— Друг друга сливаете к тому же.

— Хорошо, что еще громких секс-скандалов не было. Но, думаю, в молодом парламенте и такое не за горами. Конечно, все влияет на рейтинг. Для СМИ это интересно. Не каждый день такое случается и оно раскручивается. Мне иногда жалко Дмитрия Разумкова, вижу, как он расстраивается, когда кто-то скажет ересь, а ему приходится выговор делать.

Не все такие, но люди привыкли упрощать. Честно скажу, я очень хочу, чтобы труд депутата оценивали именно как работу. Даже когда с друзьями встречаюсь вечером, а потом говорю, мол, надо уже уезжать, ведь утром рано вставать, часто в ответ смеются и говорят: "Мол, ты же нардеп, какая там у тебя работа?". А мне в 7 утра на планерку, в 8 на совещание, в 9 на брифинг, в 10 в зале, там уже идет голосование законов, какие-то рабочие группы — и так до позднего вечера.

— По зарплате, адекватно ли 30+ тысяч гривен в месяц для нардепа?

— Я бы очень хотел, чтобы все в стране получали больше. У меня мама медик-педиатр, сейчас не практикующая, но знаю, что там получают очень мало. Учителя, полицейские тоже много не зарабатывают. 

Я не люблю политиков, которые говорят о том, что кто-то должен получать меньше.  Наш KPI — люди зарабатывают больше денег. И врач, и учитель, и министр. Это простая логика, поэтому обсуждать вопрос зарплаты сейчас цинично. Я защищаю реформу корпоративного управления, но это история про модерацию коммерческого сектора. Нардеп — это призвание.

— Обращаешь ли ты внимание на хейт, критику в СМИ?

— Нет. Я из тех людей, которые, если верят во что-то, то идут до конца. Мне все равно, кто и что скажет. Последняя ситуация: принимали закон об отмене книги учета доходов для ФЛП, советский анахронизм. Кто-то накрутил некоторые организации малых предпринимателей, что это может помочь кассовым аппаратам… глупость редкая. Мне пришло миллион людей в комментарии, начали звонить, переубеждать… А я в этот закон верю и все. Да, я со всеми пообщался, услышал их, но остался при своем.

— А личный хейт?

— Я как человек из Мариуполя довольно просто отношусь к этому. Антон Яценко (народный депутат. — Ред.) как-то попытался сделать мне больно, когда схему его ломали. Он заказал информацию и распространил по разным каналам, что моя семья сдает офис в "ДНР"… Я написал у себя позже на странице в Facebook, что это полный бред. Люди, с которыми я давно знаком, и так знают, что это бред, но все же. Честно, в политике нельзя такого бояться. 

Ярослав Железняк

— Ты активно занимаешься бегом, готовишься к марафонам. Как ты находишь в себе мотивацию так рано просыпаться и бежать?

— Часто помогает фраза жены: "Мм… тебе бы еще подсушиться". Потом на соревнования попадаю вместе с тестем. Ты выбегаешь на беговую, а он уже заканчивает и кричит: "Эй, родич, привет". Он пенсионер, старше меня, но прибегает на полчаса раньше. Это также мотивирует работать над собой. 

А если серьезно, то я отдыхаю в этот момент. Думаю о своем, слушаю подкасты, интервью. Кира Рудик знает, что как только я заканчиваю такие тренировки, могу набрать ее и предложить какую-то идею. Для меня спорт пришел вместе с любовью, туда меня позвала жена. 

— А до этого чем занимался?

— Рукопашкой, брейк-дансом. Даже хорошо танцевал. А потом познакомился с Аней, она бегала, и мне нужно было не ударить в грязь лицом. А позже мне написал кто-то из друзей, мол, давай переплывем Босфор. Мы записались с Аней, и после этого поняли, что бегать умеем, плавать тоже, осталось лишь купить велосипеды. 

Первое время очень боялся ездить на нем, только в этом году ситуация изменилась. Мне это нравится, я пытаюсь ездить утром, чтобы максимально эффективно день планировать, ведь никто не отвлекает. Вечером же постоянные звонки, сообщения и собраться очень сложно.

— Пьешь алкоголь?

— Пью. Люблю вино, не особо люблю тяжелые напитки. В последнее время для себя открыл коктейли, раньше не особо их любил. Когда с женой бываем за границей, смотрю прикольные бары. Макс Нефьодов со своей женой показали мне список топ-50 лучших баров мира, поэтому когда попадаем в страну, то можем и в такие бары заехать. 

Очень сильно люблю кальян. Простите, Ульяна Супрун, но этот пост про кальян я никогда не лайкну. В них хорошо разбираюсь, и я — гостеприимный человек, у меня дома  есть терраса, где мы неоднократно собирались фракцией. Все знают, что я делаю дома хороший кальян. Также по Киеву всех специалистов знаю, если меня вдруг из Рады выгонят, то кальянщиком я стану успешным.

— При этом ты более чем хорошо бегаешь.

— Мне еще весной прошлого года пришла смска, что я еду на марафон в Чикаго. После выборов много работал, пил, курил кальян и поехал все же на этот марафон. Я готовился, ну так, не очень, но все же. Думал, пробегу — отлично, не пробегу — Бог с ним. Ты знаешь, я пробежал, еще и с рекордным для себя временем. Да, кальян вреден, но пока это мой грех и страсть, которую не готов для себя закрыть.

Ярослав Железняк

Блиц-вопросы

— Видел, что ты входишь в группы межпарламентской связи Австралии, Японии и еще отдельных стран.

— Новой Зеландии.

— Что вы в этих группах делаете?

— Все зависит от руководства. В Японии мы с Галиной Михайлюк больше сотрудничаем по правоохранительной и инвестиционной части. 

По Австралии главный вопрос для них была визовая либерализация. Много австралийцев живут в Британии, прилетают в Украину, а им говорят, что нужно визу оформлять. Сейчас это решается, но жалко, что в обратную сторону они ничего не делают. Будем работать над этим. 

Я как человек, который получал визу в Австралию и Новую Зеландию, осознал, что это неприятно. Тебе в последний момент отвечают, ты переживаешь, потому что купил билеты, а они не из дешевых и так далее, много неприятных моментов при оформлении. По Новой Зеландии только вот создали группу, поэтому там еще никто ничем не занимался, но, думаю, к осени все будет.

— Как оцениваешь работу Зеленского за год, от 1 до 10?

— На 5. У меня были большие надежды. И, в принципе, часть из них он оправдывал, многие вещи были правильными. По факту, ему надо было сделать все непопулярное, создать  правила игры и не мешать. К сожалению, вижу, что его все больше засасывает окружение, которое не имеет опыта в политике, идеологических базисов. Раньше я понимал, что он либерал, а сейчас непонятно, какой он идеологии.

Мне не хватает и стратегии. Все, что я слышу от общих знакомых, — до сих пор Зеленский "остается искренним человеком". Я несколько раз общался с ним, очень харизматичный, приятный человек. Не увидел зла в его глазах. Может, он хороший актер и скрывает это, а может, и нет. 

Ту дичь, которую творит Офис президента, они с ней долго так не протянут. Зачем портят отношения со своей же фракцией, делают ошибки, когда нормальных людей меняют на лояльных? 

Желание все в "ручнике" контролировать, адские назначения и так далее. Мне бы очень хотелось, чтобы все устаканилось. Мне не хватает общего понимания, при всей одиозности Андрея Богдана, оно у него было. С ним можно было спорить, но он его выстраивал. Сейчас же не вижу ни одного человека в политике, кто бы давал стратегию. Вижу разве что у коллег по парламенту, но чуть-чуть.

— Твой политический прогноз на ближайший год-два?

— Консервация системы. Пройдут местные выборы…

— А досрочные парламентские?

— Не будут, а смысл.

— Столько не возьмут уже мандатов.

— Даже половины. С осени откроются каналы, будут "Слугу" уничтожать по всем фронтам. Начнутся факапы, возможно, и громкие коррупционные скандалы. Люди за год сделают чек-лист, что поменялось. К сожалению, многое не поменяется, а надежда на то, что на коронавирус можно будет что-то списать, останется лишь надеждой. Президентский рейтинг начнет еще сильнее падать, тренды уже негативные. 

К сожалению, ничего их не поменяет, уже момент упущен. Поэтому дальше появится что-то новое. Больше хочу, чтобы вырос новый политический класс, который заменит старый. Через 5 лет получим новую электоральную карту Украины. Точно бы хотел, чтобы "Голос" там был.

Ярослав Железняк

Фото: Ян Доброносов, для "Рубрики"

67507

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

6 комментариев

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии
1
Ну і ну

Чим голос гірший за слуг? Нічим. Навіть більш проукраїнський. Зеленський як і Вакарчук теж зійшов зі сцени - більше не вдає народного: переїхав на державну дачу, забув про референдуми і витягує регіоналів з небуття на посади.

2
Віталій

Згідний, що попереду ще 4 роки діяльності у Верховній раді, тому бажаю Ярославу і їхній команді активності, та успіху. Цього вистачить, щоб продемонстрували спроможність та стали помітними і впізнаваними без Святослава Вакарчука.
---------------------
Якщо хтось шкодує про втрату Вакарчука чи має образу на нього - не варто. Він дійсно провідник для молодих, а не політик з лідерським партійним проектом. Тому краще звертайте увагу на діяльність окремих нових депутатів у "Голосі", щоб знайти для себе нові особисті орієнтири у політиці.

3

Після провалу на виборах більша частина "відмінників" з червоними дипломами перейде до інших партій під соусом "посилення партії".

4
Гость

Я как искренне поверивший словам Вакарчука , считаю себя обманутым. Больше за партию Голос с ним или без не голосую. 99%проголосовавших именно голосовали за личность. А без него пустое место.

5

А как ничего не было , так и не будет. Изначально не ту конячку запрегли

6
Реформатор

Голос без голоса - не голос!

Загрузить еще
Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: