fbpx
Сегодня
РЕПОРТАЖ 18:38 22 Сен 2022

“Когда сказали, что мы свободны, я убралась в доме, помыла пол и вытерла пыль. Хоть и страшно, но я свободна”. Как живет деоккупированный Волчанск

Репортер “Рубрики” одним из первых среди украинских СМИ имел возможность собственными глазами увидеть город, послушать людей и даже заночевать здесь под звуки обстрелов.

English version here

Фото: Рубрика

Фото: Рубрика

Ранее, когда не были разрушены мосты через Северский Донец, дорога из Харькова в Волчанск не занимала и полтора часа. 76 километров — и ты на месте. Сейчас приходится ехать в объезд. Теперь это путь продолжительностью около шести часов, щедро пересыпанных опасностями — дорога проходит через Купянск, который каждый день обстреливают российские войска, а после Купянска приближается к пограничным лесам, в которых могут скрываться диверсионные группы. Почти во всех встречных машинах либо беженцы, либо волонтеры, либо военные.

Жигули в кювете и звуки канонады

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Дороги разбиты. Порой кажется, что нас можно обогнать пешком. И хотя все соответствующие службы работают быстро — подбитую и хоть немного пригодную российскую технику вывозят за считанные часы — все же находим то, что стоит снять:

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Ничто так не вдохновляет как уничтоженная техника россиян.

Не доезжая до Купянска, останавливаемся возле сваленной раскрашенной в триколор стелы с надписью Купянский рай. Спойлер: на следующий день ее уже восстановили. Конечно, теперь она сине-желтая, как и положено.

купянск харьковская область

Вдруг мы видим жигули, которые неподалеку влетают в кювет. Торопимся туда, зовем военных, которые были на соседней дороге. Две женщины, которые были в машине, вырвались из Купянска из-под обстрелов. Были на нервах и не справились с управлением, к счастью, не пострадали. Помогаем им, вместе с военными заменяем колесо. 

Купянск проезжаем под звуки канонады. Россияне постоянно обстреливают левый берег города.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

А в поселке Садовод чуть дальше по дороге местные жители украсили старые, еще советские, скульптуры на въезде в село. Сейчас это место встречи жителей этого небольшого поселка. Дети сидят на постаментах скульптур и приветствуют немногочисленные проезжающие мимо машины. Больше всего радуются военным. Взрослые просто общаются между собой. В селе уже четвертый день нет света, газа и воды. Не работают магазины, давно не работает аптека. Лекарства — то, чего больше всего не хватает местным жителям. Хорошо, что 16 сентября появилась мобильная связь, которая лучше всего ловит именно здесь, у скульптур. Пока фотографирую детей, матери интересуются, кто их увидит. Они очень гордятся тем, как украсили скульптуры. 

Волчанск: свист прилетов

Мы знаем, что в Волчанске нет света. Уже на месте узнаем, что менее суток назад начал работать оператор Водафон. У всех подключенных к другим операторам есть бесплатный роуминг. У людей появилась долгожданная возможность свободно позвонить родным.

Семь часов дороги — и мы в городе. Уже темнеет, ни одно окно не светится — кажется, что в городе никого не осталось. 

До границы с россией здесь четыре километра. Так что ночь не спокойная — всю ночь слышим прилеты. По городу бьют даже из минометов. Иногда по жилым кварталам стреляют прямой наводкой из танков. 

Утро в городе снова начинается с обстрелов. Но местных это не останавливает — жизнь здесь начинается рано: световой день постоянно становится короче, поэтому важен каждый час. Среди местных на улице — пожилой мужчина, охотно рассказывающий о том, какой здесь была жизнь во время оккупации:

Як живе деокупований Вовчанськ

"Мне приходилось сидеть дома, выйдешь разве что хлеба купить. Живу в частном, три сотки огорода есть, чуть-чуть можно небольшой огород сажать. Кругом по городу стояли блокпосты, идешь и не видишь их, пригибаешь голову. Паспорта часто проверяли. Идешь — говорят, показывай паспорт, смотрит прописку. К сожалению, многие местные сотрудничали. Знаю, что на них уже и уголовное дело открыто.

Одно время какие-то ряженые казаки или кто они такие были. Короче, алкашня. Сильно пили здесь. Затем из Луганска пришли мобилизованные. Такие какие-то вояки — с автоматами ходили. Одни такие важные ходили, другие — скромные: может, из какого-то села забрали и отправили.

Самое страшное — непонятно, что будет дальше, когда придут наши войска. У меня есть спутник, смотрел наши каналы. А с 7 апреля по 10 июня у нас не было электричества. Новостей тогда почти не знали. Я через роуминг выходил звонил знакомым, спрашивал, какие новости".

Разговор прерывает характерный свист и взрыв мины, быстро заходим с мужчиной в ближайший дом, чтобы скрыться.

Волчанск был оккупирован в первый день полномасштабного вторжения. С 7 апреля по 10 июня город жил без электричества, без связи. Не выплачивались пенсии. В городе функционировала тюрьма, где пытали военных, бывших атошников и добровольцев ТРО. Оккупационные власти пытались установить свои правила: здесь и там встречаем и обмен валют от российского банка, и различные агитационные материалы. 

Но основные правила, которые установили в городе россияне, это страх и террор. А еще высокие цены и невозможность заработать честным трудом деньги тем, кто работает, а пенсионерам — получить пенсии. Обычный Цитрамон здесь стоил 60 гривен за 6 таблеток (нормальная цена — менее 12 гривен). И здесь важно понимать, что перечень лекарств, которые были доступны, был крайне мал. Достать редкие лекарства было почти невозможно, из-за чего нуждавшиеся в них местные в них были обречены на медленную смерть.

"Не было хлеба, не было дрожжей, и муки не было"

К нам присоединились еще один местный житель и двое полицейских.

"Ночью тоже где-то летало — это же падло выйдет, выстрелит, потому что знает, что ничего ему не будет", — говорит кто-то из них. Снова слышны взрывы.

"Мы жили "на нервах", — говорит другой мужчина. — Переживаешь: за внуков, за детей, за всех. Дети и внуки в Вильчах, это рядом село, живут. Пенсию семь месяцев не получали. У кого были карточки, можно было снять наличные деньги за большой процент. Хорошо, что сын помогал, и были запасы, ну и немножко в погребе было".

Полицейский добавляет: "Очень тяжело для тех, кто живет в городе, если нет огорода. У кого есть — тем легче жилось"

Мужчина кивает и продолжает: "В первое время не было хлеба, не было дрожжей, да и муки не было. Очень за сына волновались, четыре раза россияне приходили, спрашивали, где сын".

В городе все знают о застенке, который россияне устроили в одном из предприятий. Снова слышен взрыв. Непонятно где, потому что это город — звуки отражаются от домов.

Тут к нам в здание заходит пес. Вообще всюду, где идет война, очень много брошенных собак. Люди эвакуируются, но не всегда могут забрать животных с собой.

Остатки агитации и российских товаров 

Во время оккупации из города в сторону Харькова выпускали только женщин с детьми, мужчин — нет. В самом городе россияне активно распространяли дезинформацию — говорили, что "кракены (спецподразделение ВСУ) придут, начнут насиловать". Запугивали азовцами. Конечно, поверить в такое трудно, но нашлись и поверившие. 

Идем по городу. Полицейское отделение, рядом — церковь, заброшенная и уничтоженная техника с буквой Z. В окнах — агитация, реклама обмена валют.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Большие ворота с надписью "Работаем, звоните". Работы после деоккупации хватит всем.

Як живе деокупований Вовчанськ

Несколько магазинов уже работают. В продуктовых еще дораспродают российские товары. Те, что не успели испортиться.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Пока в городе огромные проблемы с поставками, даже гуманитарную помощь еще не довезли. Да и цены значительно выше, скажем, киевских.

Две женщины продают выросшее на огороде. Покупаем небольшое ведерко малины у Валентины.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Женщина жалуется: "Нет ничего: ни хлеба, ни лекарства, ни воды, ни еды, магазины все закрыты были. В аптеках было российское лекарство, теперь они убежали, ничего не работает. Все дорого было в аптеках. Пенсию не получали уже восьмой месяц. Все всё перепродают, да этим и зарабатывали. Российские солдаты к нам не заходили, я на краю живу, наверное, потому и не трогали. Пока был свет — есть тарелка — смотрела только украинские новости".

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

"Русские говорили, что они тут навсегда, а зачем они теперь нас бомбят?"

Идем дальше в сопровождении военных. Встречаем женщин, они расспрашивают об эвакуации:

"Где вывозят? От нас? Говорят, что из Купянска? Говорят, что будут вывозить? А что в Харькове творится? Там безопасно? Если повезут, то можно ехать? У нас малой уже инвалид полный. Круглосуточно лупят по нам. Я торгую на рынке, начало лупить, думала переждать, бросила все и домой ушла. Как дохожу — вижу все побитое, у нас в двери дыра".

В городе не хватает информации. Из-за отсутствия электричества не работает телевидение, отсутствует интернет. Люди до сих пор под влиянием российской пропаганды. Много сильно запуганных. Нет газет, листовок, не работает радио. В городе ходят разные слухи, все исскажают информацию — такое впечатление, что некоторые специально делают вбросы. С этим, конечно, нужно бороться. Но есть огромная проблема — это логистика. Что-то довезти сюда очень тяжело. Все ждут установления переправы через Северский Донец. 

В результате утренних взрывов пострадала многоэтажка в центре города. Выбитые окна, раненая женщина, поврежденная газовая труба. Люди жалуются, что не могут дозвониться в газовую службу. На самом деле, на тот момент, скорее всего, это было невозможно. В город пока вошли только военные — еще не налажена работа коммунальных служб. Из одного из подъездов слышится эмоциональный голос: "Русские говорили, что они здесь навсегда, а зачем они теперь нас бомбят?

"Вот газ воняет, слышите. Надо перекрывать как-то. Витя, как нам газовое вызвонить?" Вопросы сложные. К сожалению, в первые дни после освобождения их решить сложно.

"Можете свободно ехать куда угодно"

Сплетни. К нам уже в третий раз подходят местные, спрашивают, можно ли уехать из города. Военные уже устали объяснять: "Почему нельзя? Вы же не россияне, вы же на своей земле. Можете свободно ехать куда угодно". Многие местные за время оккупации сильно напуганы. В глазах — страх. Через восемь месяцев россияне сумели настолько запугать людей, что они каждого, даже человека с камерой боятся. Думают, что мы — журналисты — из СБУ. Что начнем их пытать. Слышим это, когда местные говорят между собой.

На выезде — взорванный мост. На нем надпись — "Слава труду". В СССР, откуда эти слова и происходят, шутили, что это Слава Труду — молдавский футболист. Никто этот лозунг не воспринимал серьезно. Но почему-то оккупанты его вытащили, нарисовали. Так же, как и в застенке, куда они притащили флаг с портретом Ленина.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

"Как будто на мне лежит мешок сахара"

Едем в окрестные села. К счастью, по сравнению со многими другими селами и городами, война их мало коснулась. Внешне разрушений почти нет. Хотя многие из местных попали в застенок, где, возможно, погибли.  

Встречаем двух женщин. Они до сих пор сильно напуганы и не готовы на камеру рассказывать свои истории. 

На соседней улице работает магазин. На пороге стоит владелица, Татьяна.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

Говорит, что во времена оккупации было тяжело, ездили в Купянск за товаром, потому что "надо как-то жить". Женщина говорит, что сейчас радуется, что все хорошо. А еще — очень боялись всего, особенно их (оккупантов) взгляда.

Людмила, которую мы встречаем немного дальше, — жительница Волчанских хуторов. Ей 63 года и она охотно рассказывает о том, как здесь жилось во время оккупации:

Як живе деокупований Вовчанськ

"Во время оккупации такое состояние было, как будто на мне лежит мешок сахара и я его не могу снять. Просыпаюсь — хорошо, заснула — тоже хорошо. Жизнь была на уровне смерти. Когда была облава, нашей улице повезло — был один фсбшник, адекватный, заходил во двор, солдат на нас не травил. На других улицах повезло меньше, им ломали окна, двери, арестовывали.

Як живе деокупований Вовчанськ

Когда сказали, что мы свободны, я убралась в доме, помыла пол и вытерла пыль. И ее два раза за полгода вытирала, потому что не было жажды жизни. Сейчас, хоть и стреляют, хоть и страшно, но я свободна.

Людмила продолжает:

"Сегодня были в Волчанске, навещали женщину, мы ей помогаем. Но не доехали, потому что начался обстрел, стреляют по жилым кварталам, по высоткам. Мне кажется, что россия перевернулась с ног на голову — мы же рядом здесь живем, родственники, дети, родители, завязано все… И сейчас там родители и дети должны становиться перед пушками, потому что по их родственникам стреляют, а никто не становится.

Как-то была в городе — смотрю, женщина идет, собачку выгуливает. Тут еще одна женщина вышла с мальчиком маленьким, она дала ему зонтик, потому что дождь был, а я думаю: сейчас начнут бомбить, и что будет, эти люди идут просто и живут, а они, может, просто жить не будут, через секунду. Так и случилось: мы только повернули за угол, как начали стрелять. Я так думаю, кассетами, потому что такие взрывы были и так хлопало сильно. В 200 метрах от нас разорвалась бомба, мы успели убежать, а люди какие-то не успели. Так и живем".

Людмила вспоминает, что до начала полномасштабной войны имела в россии подругу:  

"У меня есть лучшая школьная подруга, мы дружили, все обсуждали всегда. А после того, как она сказала, мол мы за три дня все сделаем, "мы" — мы теперь никто. Не общаемся теперь. Так нельзя. У человека должен быть стержень, должна быть родина, должна быть платформа, на которой ты живешь. И если ты ее потерял, ты уже никто. Так мы стали "никем" друг для друга. Вот такие дела"

"Страшнее всего было, когда не стало света и не было новостей. С седьмого апреля и по начало июня были без света. В мае сосед купил генератор, и мы первое, что сделали — включили новости. Ждали хороших новостей. И никто не сомневался, что так и будет. Пусть не будет света, пусть не будет еды, пусть будет вот так вот, свободно. Это моя Украина, мое небо и я здесь дома".

По дороге из Волчанска останавливаемся еще в поселке Приколотном Великобурлукской громады, где встречаем волонтеров ХАБ "Вокзал". Они привезли сюда комплексную помощь — продуктовые наборы, лекарства, гигиенические средства и сладости вместе с флажками Украины. 

Яна Билецкая, сокоординаторка волонтерского логистического центра гуманитарной помощи, рассказывает: "Мы приехали вместе с Сергеем Овсянниковым, а также нашими друзьями, партнерами и военными в деоккупированный населенный пункт Великобурлукской громады. Выдаем гуманитарную помощь. Дополнительно проводим акцию, выдаем всем в первую очередь — детям.  Все очень счастливы видеть родные флаги. Вообще наш центр работает с начала марта. На попечении — более 20 громад именно Харьковской области. Наш приоритет — деоккупированные села. Здесь была настоящая гуманитарная катастрофа".

Впереди — снова долгие часы дороги. Подъезжая к Купянску, мы видим огромный столб дыма. Мы не знаем, куда на левом берегу было попадание — к сожалению, времени на работу в городе нет.

Як живе деокупований Вовчанськ

Як живе деокупований Вовчанськ

35  вывезенных в россию детей и "езжайте забирайте"

Во время оккупации из Волчанска в августе якобы "на оздоровление" вывезли в россию 35 украинских детей. К сожалению, об их судьбе мы не успеваем ничего узнать. Сейчас, когда родители пытаются связывать, где их дети, им говорят: поезжайте к нам и забирайте. Конечно, это невозможно.

 

1
3732

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Загрузить еще

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: