fbpx
Сегодня
Экорубрика 16:42 04 Окт 2022

“Я останусь на этой земле живым или мертвым”, или Сожженные поля украинского юга

Еще в июле количество вызванных войной пожаров в Украине перевалило за три тысячи. И речь идет только о пожарах, зафиксированных полицией и ГСЧС. В том же июле оккупанты начали массированные целенаправленные обстрелы полей. В дороге на юге можно было увидеть целые стены огня — так пылала рожь, кукуруза, подсолнечники и все, что старательно выращивали украинские аграрии.

English version here

Полностью оценить влияние войны на сельское хозяйство невозможно, пока не будут освобождены все территории Украины. Однако говорить о том, с чем остались отечественные земледельцы, нужно сейчас. Кроме потерянных урожаев, это еще проблемы с кредитованием, ограниченным доступом к специфической технике и последующим восстановлением поврежденных почв.

"Рубрика2 побывала на Николаевщине, поля которой этим летом горели особенно часто, и узнала, как живут потерявшие все фермеры и что делать с поврежденными землями.

Спалені поля українського півдня

"Кто-то же должен добывать пищу"

Село Лиманы, Николаевщина. Сильные загорелые руки 61-летнего Василия умело орудуют вилами. Его кожа покрыта густой копотью и потом. В день нашей встречи, как и в другие дни лета 2022-го, под южным солнцем особенно жарко — кроме горячего климата, Николаевщину донимают обстрелы и пожары после. Фермер начинает рассказывать свою историю, не прекращая работу — огонь из противоположной части поля ползет медленно, но уверенно.

Фермер Василь Спалені поля підня

"Я здесь всю жизнь, я здесь родился и здесь пришел к земле. Это все людям дали участки, а они уехали, разрешили мне делать, что хочу. Так я здесь насадил немного. Вон там, за балкой, у меня есть еще один участок. Вон, видите, горит… Хочу собрать, что могу, пока огонь не дошел", — говорит Василий.

Мужчина всю жизнь работал водителем. 24 февраля, как он говорит, "все остановилось и осталась одна земля". Пенсия Василия — это чуть больше двух тысяч гривен в месяц. Прокормить семью за эти деньги он не может. Однако, если собирать и продавать урожай, становится легче. Он мелкий фермер, однако именно такие, как он, ощущают потерю земли наиболее остро. 

Мужчина обыденно говорит о том, как собирал по селу брошенных хозяевами чуть не одичавших коров, о том, как его семья приняла к себе потерявших жилье соседей, и о регулярных обстрелах, застающих его в поле.

Фермер Василь Спалені поля підня

Фермер Василь Спалені поля підня

"Вот хотя бы сегодня. Бахнуло первый раз, вот метрах в 800, может, прилетело. Я прятался за трактор. Потом второй взрыв. Подождал еще 10 минут третий, а потом пошел дальше работать. Кто-то должен добывать пищу. Мы эту землю обрабатывали. Как ее бросить? Земля здесь замечательная.

Я как-то с балки только уехал, и кассетами накрыло. Но со временем уже и к звукам этим привыкаешь. Это не то что бесстрашие, это ты просто по звукам уже различаешь, что это, где оно сейчас будет. Оно сейчас взрывается где-то далеко, а бывало такое, что мотоблок заводил на максимальную скорость и убегал, куда глаза глядят. А они как начали и все ближе и ближе. И я на полном газу… Пока жив", — заключает фермер.

Спалені поля

Министр внутренних дел Украины Денис Монастырский заявил, что на разминирование Украины уйдет около десяти лет. Похожие, а порой и менее утешительные прогнозы делает ряд других чиновников и экспертов. Суммарная площадь полей, нуждающихся в разминировании, сегодня неизвестна. Однако известно, что саперов в Украине для этого слишком мало.

Приоритет в разминировании отдают дорогам и приближенным к ним посадкам. Вместе с тем как растет количество освобожденных территорий, растут и новые потребности в разминировании. Поля не то чтобы оставались где-то на периферии, ими банально некому заниматься. 

Молдова еще в конце февраля согласилась отправить в Украину собственных саперов, а Германия и Нидерланды решили запустить обучение для украинских саперов и предоставить необходимое оборудование. Но реальные потребности Украины гораздо больше. Новости о людях, которые подрываются на якобы разминированных посадках, подчеркивают это ярко-красным.

"Что вы будете косить? Все поля уже сожжены"

Сразу у поля, на котором работает 61-летний Василий, стоит небольшой дом, возле которого нас приветливо встречает Наталья Панаший — староста сразу двух населенных пунктов, расположенных рядом, Лупарево и Лиманы. 

Женщина рассказывает, как россияне уничтожили сельский совет, в котором она должна председательствовать. После седьмого прилета в здание Наталья перестала считать следующие. Не считает и то, как часто прилетает в поле, у ее дома.

Спалені поля

Наталья с частью ракеты, которая упала у ее дома, но не взорвалась

"Мы в начале полномасштабной войны еще даже косили сорняки по селу. Мы не думали, что оно так дойдет сюда, сначала было как-то спокойно. А все началось где-то20-го марта. Люди из Херсона бежали именно по нашей территории. Там уже война была, а у нас еще нет. 

Теперь вот постоянно прилетает. Очень больно смотреть, когда наши поля горят. Звонит мне вот один товарищ, говорит: "Наталья Федоровна, а вы дадите разрешение проехать в поле, посмотреть, может мы что-нибудь сможем покосить?" Я говорю ему: "А вы нормальные? Я таких разрешений не даю, это раз. А два, что вы будете косить? Все поля уже пожжены".

Вот видите такое красное виднеется? Это шланговое поле, как мы говорим. Оно всегда исправно поливалось. А сейчас мало что его расстреливают, перебиты трубы все, поливать нечем (женщина говорит о водопроводе, разбитом россиянами еще в начале эскалации, — ред.). Ветер поднимается, оно все летит на село, никто ничего не может с этим сделать. Смотрите, как разгораются посадки. И оно горит на одном месте, переживаю сильно. Пожарные до нас не доезжают, мы тушим сами то, что можем", — рассказывает Наталья Панаший.

Спалені поля

Женщина говорит: фермеры ее громады остались без урожая. Выехавшие люди доверили свои участки тем, кто остался, как это произошло с упомянутым выше Василием. Но есть и фермеры, которые занимались масштабным производством и работали с крупными компаниями. Их, говорит женщина, в первую очередь беспокоит то, когда поврежденные земли снова смогут плодородить. 

С этим вопросом уже идем к экологине Юлие Катыбе. Она говорит: проблема почв в Украине началась еще задолго до войны. Уровень распаханности наших почв и до этого был одним из самых высоких в Европе и составил 53%.

"Почва — это не только черный пористый слой материала, это десятилетиями сформированная субстанция, которая содержит много характеристик: pH, воздухо- и водопроницаемость, плодородие, плотность.

Плодородие почвы зависит от содержания в ней гумуса. Этот слой иногда составляет всего до 1 см. Гумус — это органическое вещество, то есть перегной из растений, насекомых, червей и т. д. Под действием высоких температур этот слой уничтожается (почва может прогорать до 5 см вглубь), а для восстановления необходимо несколько десятков лет

Если же в поле попадает ракета, то последствия еще хуже: во время попадания ракеты образуется воронка от нескольких метров и ниже; в воздух попадает гумус ("выбивается" в результате удара); возникающий пожар выжигает верхний плодородный слой", — объясняет экспертка.

"Я продал машину и плачу своим ребятам зарплаты, а государству — налоги"

Сергей Дзуман запустил свое фермерское хозяйство "Титан Агро" накануне начала войны на востоке Украины почти девять лет назад. Все его 400 га поля были на Николаевщине, но из-за обстрелов фирма потеряла более 80% урожая. 250 га поля выгорели полностью, еще с части полей не смогли собрать урожай из-за опасности. 

"У нас сейчас один вопрос — а что делать дальше? Сейчас выдали запрет на выход в поле для проведения сельхозработ. Пока готовлю бумаги с детальной фиксацией, где какие поля у меня расположены. Передаем это на громаду, нашему землеустроителю, дальше будет создана комиссия и тогда уже вся информация будет подаваться на администрацию. Мы будем подаваться повсюду, чтобы все регистрировалось, чтобы было какое-то возмещение хотя бы на зерновую группу. Это колоссальные убытки. 

Второй вопрос — фермеры, которые потеряли технику, имущество. И у кого были кредиты. Банки сейчас молчат, ничего не говорят. Как нам быть, пока считают убытки и ведут статистику? Отсрочки дают пусть на год, но даже если ровно через год я выйду в поле, то прибыль у меня будет в лучшем случае через полтора", — говорит Сергей Дзуман.

Сергій Дзуман

Сергей Дзуман

Техника фермера уцелела, он несколько раз перевозил ее с места на место. Возле себя же, в Прибугском, оставил только один трактор, называет его "дежурным". На нем фермер помогает развозить воду гражданским. 

Он говорит, что в его селе было много мелких фермеров, люди брали кредиты и вкладывались в свою землю. Теперь же имеют сплошные убытки. Из 1500 человек населения в Прибугском осталось только 25. Остальные же уехали. Бывшие фермеры теперь трудятся на чужих комбайнах.

"Я вообще не уезжал. Семья уехала, всех отправили. Брат пошел защищать страну и погиб. А я здесь, я никуда не собираюсь убегать, я здесь до победы. Я останусь на этой земле живым или мертвым

Сейчас вообще нет прибыли. Я продал машину и плачу своим ребятам зарплаты, а государству — налоги. Больше ничего не плачу. И держу средства, чтобы при первой возможности купить бензовоз горючего, посевной материал. А дальше будет видно. Я просто так это все не оставлю", — говорит фермер.

Сергій Дзуман

Хозяйство Сергея Дзумана ппоставляет продукты компаниям, среди которых "Сандора", "Агрофьюжн", "Херсонский плодоовощной комбинат". Потеря урожая приведет к увеличению спроса и уменьшению предложения, а значит и к повышению цен, которые уже испытывают украинцы. 

Сергей говорит — осознает, что землю придется восстанавливать долго. Сначала нужно дождаться разминирования, а затем вкладывать ресурсы в реабилитацию почвы. То же подтверждает экологиня Юлия Катыба.

"Для полного восстановления и очистки почв понадобится около 10 лет, иногда и больше. На такой территории запрещено выращивать продукцию сельскохозяйственного назначения из-за загрязнения продуктов тяжелыми металлами, которые опасны для жизни и здоровья человека и скота. Что делать с такими полями? Есть три варианта

  1. Заповедание территорий, то есть консервирование. Примером таких действий являются самосейные леса, которые образовались после закрытия колхозов, когда некоторые поля не обрабатывались, а на их месте образовались леса.
  2. Исследование полей и проведение ряда лабораторных исследований для выявления загрязнения тяжелыми металлами и другими токсичными веществами. Если в поле стоит уничтоженная военная техника, в почву могли попасть кислоты из аккумуляторов, которые не менее опасны.
  3. После получения лабораторных результатов разработка мер, улучшающих состояние почв — внесение удобрений, реагентов, засадка полей техническими культурами (если поле предварительно разминировано и не представляет угрозы для человека)"

В целом же, говорит экспертка, чтобы восстановить 1% гумуса, отвечающего за плодородие, нужно 10 лет. Также обязательным моментом является проверка грунтов на содержание тяжелых металлов.

Что касается средств, по расчетам Киевской экономической школы, обследование земель и разминирование территорий обойдется где-то в 436 млн долларов. А дальнейшая рекультивация земель еще почти в 40 млн долларов. 

А пока мы едем по разбитым дорогам Николаевщины, военный, который взялся показывать нам горящие поля, говорит:

"Я тоже однажды здесь тушил поле. Вместе с журналистами The Wall Street Journal, представляете? Журналистка американка бегала здесь со шлангом, а секьюрити шотландец — вообще с ведрами, бесстрашный такой. Там еще начал лес гореть, и все перебрасывалось во дворы. Приехали четыре пожарных машины, ну и мы гасили с теми журналистами клочок.

Когда затушили пожар, Наталья Федоровна, с которой вы говорили, нашла певцов, которые нам спели "Несе Галя воду, коромисло гнеться"!

Военный смеется заливисто и успокаивающе. А Василий нам вслед машет одной рукой, а другой — крепко сжимает свои вилы. Тогда отвлекается на товарища — уже показывает ему, куда нужно подъехать мотоблоком, и продолжает свои фермерские хлопоты.

Спалені поля

Этот материал создан благодаря ОО "Интерньюз-Украина" в рамках программы "Украинский фонд быстрого реагирования", которую реализует IREX при поддержке Государственного департамента США. Содержимое является исключительной ответственностью "Рубрики" и не обязательно отражает взгляды Государственного департамента США и IREX.

Рубрика:
Экорубрика
1
2587

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Загрузить еще

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: