fbpx
Сегодня
Интервью 10:30 05 Июн 2021

Наш главный актив — репутация. BGV Group Management об инвестициях будущего и месте в новом сырьевом суперцикле для Украины

Как под одной крышей помещаются ритейл и освоение недр, и почему сейчас самое удачное время, чтобы заняться полезными ископаемыми, — спросили у Совета директоров инвестиционной компании Геннадия Буткевича.

English version here

Геннадий Буткевич

Недавно в Украине официально структуривался новый холдинг BGV Group Management как инвестиционная управляющая компания. На рынке она известна с 2015 года портфелем активов по майнингу и ряду значимых "нишевых" проектов в ритейле, рекреации и девелопменту. А с началом пандемии — и помощью в более $2 млн медучреждениям страны.

Компания принадлежит Геннадию Буткевичу, который входит в топ-20 самых состоятельных украинцев по версии Forbes как совладелец корпорации АТБ — самой большой сети супермаркетов в Украине. Компанией BGV Group бизнесмен не только расширяет свою ритейл-историю, но и начинает осваивать другие сферы рынка, в частности — добычу полезных ископаемых.

Как и у главного акционера, у топ-менеджеров BGV Group опыт построения бизнес-процессов и продуцирования ценности идет на десятилетия. На вопросы отвечают члены Совета директоров: Александр Наумик (генеральный директор), Виктория Лаврега (направление финансовой стратегии), Сергей Войцеховский (стратегические инициативы компании) и Виктор Танай (горнорудные проекты).

— BGV Group Management уже сосредоточила в своих руках значительный портфель активов, некоторые из них — имеют стратегическое значение для страны. Какое направление работы у вас в приоритете?

Сергій Войцеховський

Сергей Войцеховский

Сергей Войцеховский: На рынке Украины мы давно и сейчас формализовали свою деятельность. В портфеле собрали несколько направлений: разведка и добыча рудных ископаемых, добыча нефти и газа, HoReCa & recreation, ритейл, девелопмент, образование. Каждое направление имеет перспективу для нас.

Но если представить экономику страны как пирог, то есть такие бизнесы, которые его распределяют — например, ритейл. А строя бизнес по майнингу полезных ископаемых, мы его увеличиваем, потому что он будет полностью экспорт ориентированным.

Олександр Наумик

Александр Наумик

Александр Наумик: Главный наш актив, который имеет ключевое значение для каждого из проектов — репутация Геннадия Владиславовича (Буткевича). Это человек, который построил успешный бизнес без админресурса и продолжает делать это, он служит для нас всех вдохновением и мотивацией.

— Почему один из самых заметных ритейлеров на рынке Украины решил зайти в совсем другую сферу — добычу полезных ископаемых?

Сергей Войцеховский: Суть BGV — это подход к ведению бизнеса, который можно описать как Beyond the Great Vision. Это не просто добыча и продажа ресурсов. Мы все разделяем визию Геннадия Владиславовича, что Украина — больше чем ресурсная экономика, а BGV Group Mаnagement — лидер по производству товаров с добавленной ценностью с применением стратегических ресурсов. Мы нацелены на создание устойчивой ценности. Более того, основной миссией деятельности BGV Group Management является постепенное развитие потенциала страны и содействие переходу Украины от экономики ресурсов к экономике разработки конечных продуктов (например, электромобилей, литиевых батарей и так далее).

— Добыча полезных ископаемых — это очень "долгие" инвестиции, которые начинают окупаться иногда спустя десятилетия. Будете ли привлекать в дальнейшем иностранные инвестиции или других украинских партнеров?

Вікторія Лаврега

Виктория Лаврега

Виктория Лаврега: Это очень правильный вопрос. Мы владеем лицензиями на разведку и/или добычу полезных ископаемых и металлов, важных для современных технологий, внесенных в список стратегических материалов США и в схожий план ЕС. Это, например, редкоземельные металлы. Наши главные стейкхолдеры — не в Украине. И для того, чтобы с ними работать, мы должны выдерживать планку не Украины, а топовых мировых компаний.

Мы делаем максимально прозрачные условия сотрудничества и акцентируем, что мы партнер "в долгую", который ценит и блюдет свою репутацию. Но, конечно, понимаем, что надо еще убедить инвестора принимать риск Украины. Хотя есть извечное выражение: high risk, high return.

Наша компания сейчас в процессе структурирования и пока не вышла на рынок капитала в полную мощь. Активно вливаться и инициировать процесс планируем к концу этого года/началу следующего.

— Расскажите немного о временных рамках ваших работ. Сколько времени нужно, прежде чем они заработают, как ожидается?

Віктор Танай

Виктор Танай

Виктор Танай: На разработку проектных решений нужно 2−3 года, плюс строительство, а до начала возврата инвестиций после строительства — 5−7 лет. Для каждого проекта по-разному, но все они требуют времязатратных этапов, это мировая практика. От момента старта инвестирования в нефтегаз в 2018 году, до результата (добычи нефти и газа) прошло 2 года. Мы в 2020 порадовались некому финалу по одному из наших месторождений. А вот с графитом нужно гораздо больше времени.

— Добыча полезных ископаемых окружена мифами и предубеждениями, однако есть и реальные угрозы — например, для экологии. Чем в этом смысле будете руководствоваться на ваших проектах?

Виктор Танай: Добыча полезных ископаемых действительно может иметь значительное влияние на окружающую среду и подлежит обязательной оценке этого влияния. Но именно ввиду этого, эта сфера максимально зарегулирована государством, дабы упредить любой возможный, даже минимальный, вред. Для того, чтобы начать проект, необходимо подготовить проектные решения, собрать мнение различных инстанций, получить миллионы согласований. И эта процедура проводится на каждом этапе жизни проекта.

Но если абстрагироваться от правил нашей страны и вернуться к нашей миссии и визии, как и общей стратегии роста и развития BGV Group Management, то вы еще раз убедитесь, что мы сами заинтересованы в минимально инвазивной добыче. Мы переходим на технологические решения, которые помогают минимизировать вред экологии при этом повышая эффективность добычи.

Александр Наумик: Бизнес, в первую очередь, рационален. Возьмем пример нашего графитового актива. Для нас наши конечные клиенты в горизонте 5−10 лет — это такие компании как Tesla, Apple и другие. Производительность их продукта зависит от качества литиевой батареи. А батарея будет настолько хороша, как ее составные части — литий, никель, кобальт, графит. Большую долю сырьевого рынка добычи того же графита сейчас занимает Китай. Но американские компании готовы искать поставщика даже с большей ценой, но который готов играть по международным правилам и нормам, включая и природоохранное законодательство. Кроме того, что мы — ответственная компания, мы еще и рациональная компания, и палки в колеса неэкологичными методами сами себе ставить не будем.

— Почему местные громады, в которые заходят ваши компании, должны им доверять? Какие гарантии вы им даете?

Александр Наумик: Благо уже сейчас у нас есть трек-рекорд и репутация. Мы уже некоторое время на рынке. И успели зарекомендовать себя как социально ответственная компания, которая пришла сюда надолго.

Мы сформулировали для себя в этом направлении 2 ключевых ценности: первое — не причинять вреда сотрудникам и обществу в целом, второе — уважать и охранять окружающую среду на всех наших локациях как во время рабочей эксплуатации объектов, так и при завершении процесса. На каждом нашем участке по завершению работ мы гарантируем рекультивацию земли.

Развитие местной и национальной экономики — также один из наших приоритетов: выплачивая конкурентную заработную плату, справедливо относясь к нашим поставщикам, инвестируя в местные сообщества и внося свою долю налогов, мы делаем существенный вклад в то, во что мы верим — успешную Украину и успешные громады.

Мы всегда идём навстречу просьбам о помощи местной и центральной власти о развитии и поддержке (в том числе и реформ), при этом наше кредо — оставаться вне политики. Включились в борьбу с пандемией: мы выделили около $2 млн помощи медучреждениям и в громады. Большая часть этих средств помогла Житомирской области — так определила центральная власть в ответ на нашу инициативу, зная, что основная часть наших активов расположена в этом регионе. Но мы также оказывали помощь по всем регионам, которые к нам обращались.

— Существует миф, что добыча полезных ископаемых — это о превращении страны или в "сырьевой придаток". Где найти баланс и как планируете работать с полезными ископаемыми так, чтобы избежать таких экстремальных ситуаций?

Сергей Войцеховский: Мы играем в лиге Beyond the Great Vision.

Украине повезло, мы богаты рядом ключевых и важных природных ресурсов. Но государству и нужно поддерживать таких инвесторов, как BGV Group Management, которая не только не остановилась на добыче и продаже полезных ископаемых, но уже строит заводы по их переработке и обогащению. Тем более конкурировать в этой сфере придется не только с международными компаниями, а даже со странами. Казахстан, страны ЕС, США очень активно поддерживают своих производителей, так как понимают, какое значение имеют эти ресурсы.

Формирование такого сектора поможет трудоустроить множество людей. Украина — большая страна с 40-миллионным населением. Конечно, честь и хвала IT и остальному сервисному бизнесу, но именно промышленные предприятия способны глобально повлиять на ситуацию на рынке труда.

К тому же, мы сейчас стоим на пороге нового сырьевого супер-цикла — как минимум, это значит, что цены на сырье снова поднимутся. Это очень удачное время для Украины, чтобы начинать раскрывать свой потенциал. И "to be continued", как говорится.

Источник: НВ

5848

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Загрузить еще

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: